Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

Трудности перевода.

Любимой творческой братии посвящается. В частности - уставшей от переводов predsidatil
Осторожно. Маты и падонкафский сленг.
Но читать стоит. Честное рыжее!

В тот фееричный год мы с Кошмаром вернулись с очередной миротворческой миссии в маленькой, но очень ебанутой стране – меня выгнали за пьянство и драку с пендосами в офицерском баре, а Кошмар, по пьяни, забрел в плен к местным экстремистам, где протусовался три дня, споив к ебеням экстремистов и сам допившись до белой горячки, после чего нашел в себе мужество вернуться в расположение части, где на него уже готовили представление к медали «за ниибаццо мужество посмертно» а с ООН стребовали 50 000 грина за смерть героя при выполнении миротворческой миссии. Кошмару сунули 2 косаря, поспешно переправили медальку на «за ниибаццо мужественное пребывание в плену» и отправили за компанию со мной на историческую родину, ибо 50 штук никто возвращать не собирался, поскольку командование российского миротворческого контингента их уже почти подчистую пропило – хуле, погиб – значит, погиб и нехуй!!!
По возвращении обнаружили несколько радикальных косяков, случившихся за десять месяцев нашего отсутствия в родном отечестве:
1. Какие-то мудаки закрыли «Птюч».
2. «Титаник» все еще работал, но цены в баре на алкоголь взлетели, сцуко, выше спутников вероятного противника.
3. Родина решила, что платить своим защитникам – чересчур накладно, так что ну его нах – офицер и так должен быть ниибаццо щастлив, что судьба предоставила ему уникальную и почетную возможность позащищать любимую страну.
Наши карманы были набиты ООНовским баблом, так что мы с Кошмаром, не долго думая, пустились во все тяжкие… С учетом вышеприведенных факторов хватило нас ровно на месяц – по истечению этого срока жестко встал вопрос материального благополучия. На последние 50 баксов мы купили ящик тушенки, несколько кило сахара, пачек 10 чая и стали думать, как нам жить дальше. По самым скромным подсчетам выходило, что для того, чтобы жить в том же фееричном ритме, нам необходимо очень много денег и очень много здоровья. Здоровье у нас еще кое-какое оставалось, а вот с деньгами намечались серьезные проблемы.

Неделя медитаций, вызванных тушеночным рационом, обострила наше восприятие действительности и умственные способности, и мы вспомнили, что помимо умения молодцевато носить бронежилеты, у нас еще есть профессия – мы, как-никак, военные переводчики, значит, надо только найти того, кто готов платить бабло в обмен на наши профессиональные навыки, и будет нам щастье. Однако, как оказалось, рынок «фрилэнсеров»-переводяг, работающих на дому – был поделен задолго до нашего торжественного прибытия из маленькой, но ебанутой страны.
Запахло кризисом – за суетой и медитациями мы не заметили, как наступила весна, на раскрытие темы ебли требовался хотя бы начальный капитал для покрытия минимальных представительских расходов, кроме того, у Кошмара от тушенки началась затяжная диарея, в периоды ремиссии сменяющаяся глубоким депрессом на почве нидайоба. Поэтому когда в один прекрасный день весьма известное ныне, а в те времена только начинающее раскручиваться издательство «АСТ» предложило нам заказ, мы радостно уцепились за возможность подзаработать столь необходимого бабла.
К собеседованию готовились очень тщательно – побрились, надели лучшее, что у нас было: я – любимую оранжевую футболочку и полинявший «ливайс», а Кошмар, у которого вследствие диареи уже, видимо, начались необратимые нарушения высшей мозговой деятельности, нацепил ООНовский камуфляж, не забыв присобачить медальку «за мужественное пребывание в плену». В таком виде и припесдовали в переводческий отдел издательства. По мере того, как тетка, рулящая там, с сомнением оглядывала нашу подозрительную пару и излагала нам условия нашего будущего сотрудничества, у меня с критичной скоростью росло желание послать ее на хуй. Останавливали меня только умоляюще выпученные глаза Кошмара – хуле, затяжная диарея – это очень серьезное заболевание.
Выходило, что переводить нам предстоит женские романы (ну знаете, такие, в мягких обложках), а оплата за эту паибень предполагалась весьма скромная. Скрипя зубами, подписали контракт на первые две книги. Пока песдовали до дома, плевались и матерились, однако, втянувшись в работу, неожиданно увлеклись – переводить книжки про гламурную еблю было гораздо интереснее, чем штабные сводки. Денег по-прежнему не было, ничто не отвлекало от зарабатывания хлеба насущного, поэтому с задачей мы справились с опережением графика раза в три. Сдали работу. Тетка, пробежавшись по переводу, радостно охуела, тут же выдала нам еще три книжки, которые мы асилили столь же быстро. После этого нам, как лучшим переводчикам издательства, подняли гонорары, а в конце месяца мы получили бабло, после чего темпы исполнения заказов резко снизились…
Где-то в этот период я познакомился с очаровательной девушкой, и сразу понял, что мне пришел песдетс. Девушку звали ТТ или Турбо, в миру – Таня Турбина. Она отлично играла в бильярд, срубая с наивных лохов, решивших сразиццо с хрупкой симпатичной девушкой на бабло, иногда по 2-3 косаря грина за ночь, вискарь и текилу хлестала так, что мне, профессиональному военному, было просто нереально с ней сравняться, в легкую исполняла на гитаре пассажи Хендрикса и была законченной лесбиянкой. Именно благодаря последнему факту у меня появилась навязчивая, что тот песдетс, идея ее отыметь. На многочисленных тусовках я с горя перееб почти всех ее подруг и подруг ее подруг – но это все напоминало жалкую пародию на левую руку. ТТ стойко держалась своей ориентации. У Кошмара ситуация была противоположная. Несмотря на появившееся бабло, у бедолаги никак не получалось ликвидировать нидайоб. Стал он нервный, осунулся и пристрастился к алкоголю, что, конечно, ликвидации нидайоба не способствовало.
Однажды, переводили мы очередной сентиментальный шедевр от Барбары Картланд. Шли слегка с опережением графика. Шедевр не отличался замысловатым сюжетом – одинокое женсчино, хозяйка лыжной базы в Альпах, жестко страдает оттого, что не может раскрыть тему йэбли, ибо не с кем, потом начинается буран, и к ней на базу забредает обмороженный, но ниибаццо зачотный йобарь. При выдаче материала тетко в издательстве предупредило нас, что, мол «чересчур откровенные сцены надо вырезать» – книжко предполагалось для серии «Шарм», и эротика там предусматривалась только в виде легких намеков. Пролистав нетленку, мы с Кошмаром пришли к выводу, что если вырезать «откровенные сцены», в книжке из 120 листов останеццо максимум листа 3-4. Сообщили об этом тетке, которая, подумав, сообщила, что видимо, книжко относиццо к серии «Страсть», поэтому сцены ебли вырезать не надо.
Кошмару такого рода переводы давались с трудом – в процессе работы с периодичностью в полчаса от компьютера доносился страдальческий вопль: «Дээээн!!! Я не знаю, как ЭТО переводить», – мающийся нидайобом Кошмар воспринимал каждую постельную сцену как личное оскорбление. Я спешил на помощь.
– Так, что тут у нас в оригинале? Ага, «он ввел ей так глубоко, что достал головкой палавого хуя до шейки матки»… Хм, по-английски ничего звучит, а по-русски – поебень какая-то гинекологическая выходит…
– Вот видишь!!! И как я эту поебень должен переводить?? – горячился измученный спермотоксикозом Кошмар.
– Роман Григорич, побереги нервы, или пойди подрочи уже, тока руки потом помой, прежде, чем за клавиатуру садиццо … Тааак… Пиши: «он проник в нее так резко и глубоко, что достиг самых глубин ее женского естества»… Кошмар в очередной раз восхищался моим лингвистическим гением, а также романтическим видением физиологической стороны ебли, в частности знанием того, где находиццо женское естество, и садился печатать дальше.
Когда до сдачи материала оставалось пять дней и 20 страниц текста (при наших с Кошмаром темпах это составляло работы на день, не больше), на определителе высветился номер Турбо.
– Дэн, не бери, – обреченно пролепетал мне Кошмар, знающий, чем обычно кончаются встречи с ТТ.
– Алле, дарофф, солнц!!! Че?? Где?? Через час??? Лады…
– Ну вот… А нам ведь еще перевод заканчивать…
– Кошмар, не гунди!!! Седня днюха у Кэт – помнишь, такая блонда с сиськами? Мы с тобой приглашены, – Кошмар давно мечтал дорваццо до упругого тела Кэт, да и та, по моим наблюдениям, когда лезла одинокими ночами в холодильник за огурцом позачотнее, представляла именно Кошмара, однако вследствие изобилия тараканов в головах у обоих они никак не могли реализовать вожделенную тему. При слове «Кэт» Кошмар моментально забыл про недоделанный перевод и метнулся выбирать самые чистые носки…
…В себя пришли мы через три дня – дикая интоксикация организма, обрывки постыдных воспоминаний, разгром в квартире – все свидетельствовало о том, что день рождения Кэт удался на славу. Я со скрипом повернул голову – на полу калачиком свернулся Кошмар, периодически вздрагивающий во сне от страха просыпаццо. Встал, пропесдовал на кухню, где к своему удивлению обнаружил три бутылки пива. Три на два не делилось, поэтому, руководствуясь мудрым армейским принципом «кто первый встал – того и тапки», две употребил в одно рыло, а третьей пошел делиццо с Кошмаром, ибо в соотвеццтвии с еще одним армейским принципом «друг познаёццо в еде».
Первыми словами Кошмара после пробуждения после банальных «бля» и «песдетскакмнехуйово!!!» были опять же «бля» и «перевод!!!». Немного придя в себя попесдовали к компутеру, где нас ждал ниибаццо волшебный сюрприз, а именно – напрочь погибший диск С, где, собственно, и хранился перевод про нидайобанную владелицу лыжной базы. На дискетах, истественно, копии у нас не было, ибо не ожидал я такой подставы от своего 286 ЭйТи, с 1989 года служившего мне верой и правдой… Во избежание смерти Кошмара от ответственности за невыполненный вовремя заказ, пришлось песдовать за пивом, которое отчасти стимулировало мыслительные процессы.
Не сдать перевод вовремя было нереально – это грозило нидайобом и рецидивом диареи у Кошмара. Решили максимально ускорить работу и куячить посменно круглые сутки. Первым за комп с отформатированным диском сел Кошмар. И тут же застопорился на названии произведения – «Whiteout». Похмельные мозги никак не хотели включаццо и вспоминать, как переводилось название до катастрофы. Смысл был понятен – буран, сильный шопесдетс, однако передача литературным языком никак не удавалась. «Тормоз!!!» в сердцах бросил Кошмар и крупными буквами вывел это слово на девственно чистой странице, надеясь заменить его более достойным переводом, когда отойдет похмельный тупняк.
Пока мой напарник тупил за компом, я, попивая пеффко, усиленно думал, как бы отхалявить. На этапе перехода опохмела в зачотное опьянение меня осенило: кто-то недавно втирал мне, что вышел ниибаццо зачотный автоматический переводчик “Prompt” – мол, тексты хавает, что твой песдетс, потом даже исправлять ничего не надо. Это был реальный выход!!! Крикнув Кошмару «йа скоро!!!», я вылетел из квартиры и ломанулся на Митинский рынок, где приобрел искомый «Промпт» и взял у знакомого барыги в аренду ручной сканер (гы, камрадос, вы помните этот образчик кризиса технической мысли?). На обратном пути заскочил на точку, где приобрел некоторое количество запрещенных законом стимуляторов – ишачить предстояло всю ночь, а похмелье все настойчивей стучало в голову.
Дома меня встретил расстроенный Кошмар – перевод его больному мозгу не давалсо, и за полтора часа он асилил только две страницы.
– Хуйня, Ромыч, ща сделаем!!! – радостно приветствовал я его, выкладывая принесенные богатства. Через полчаса, поправив высшую нервную деятельность волшебным стимулятором и преисполнившись энтузиазмом, мы с радостными улыбками сканировали книжку. Наше воодушевление немного отравлял тот факт, что сканером для нормального распознавания надо было вести по странице м-е-е-е-дленно, шо тот песдетс, а рвущаяся в полет душа то и дело требовала ускорить процесс и отдавала конечностям соответствующую команду. К утру, однако, сканирование асилили, после чего с чистой совестью попесдовали спать, решив, что за пару часов вполне асилим редакторскую правку и сдадим перевод вовремя…
Утро выдалось еще более тяжелым, чем предыдущее – Кошмар еще спал, и я, употребив остатки волшебного стимулятора, сел за комп и включил «Промпт». Пошуршав дисками, комп выдал сообщение о том, что все, песдетс, работа сделана.
– Хехе, делофф та, - обрадовался я, и радостно воткнул в продукт современных технологий…
«Это шло к телевизионным помехам» - гласило первое предложение перевода. Я надолго задумался. Предложение явно содержало какой-то высший метафизический смысл. Минут через пять, решил посмотреть, что там было в оригинале. Ага. “It was going to snow”. Типа «вот-вот должен был пойти снег». Подивившись трансцедентности мышления «Промпта», исправил. Стал читать дальше. К концу первого абзаца понял, что мне вот-вот придет песдетс. Через час надо было везти сдавать перевод.
«Сдавать поедет Кошмар», – решил я про себя, после чего копипастом воткнул в начало две переведенные Ромой страницы, дабы на первый взгляд перевод казалсо качественным шопесдедс, и с чистой совестью взялся составлять описание для художника.
Для людей, никогда не работавших с издательством «АСТ» поясню: «описание для художника» – это такая хуйня, где описываюццо главные герои и основное место действия шыдевра, дабы художник потом смог все это изобразить на обложке (а вы думаете, почему на этих покет-буках обычно такая хуйня нарисована?). Начав составлять, я понял, что стимулятор высшей мозговой деятельности, остатки которого были приняты мной с утра, сработал – внезапно голова стала легкой и пустой, а перевод показался вполне зачотным. Пофтыкав в текст, я выбрал там абзац, где, на мой взгляд, наиболее полно описывались герой и героиня шедевра и скопировал его на лист, предназначавшийся для художника: «Он был поджарый и мускулистый. Его массивные гениталии, под которыми свисали крупные тестикулы, значительно превышали среднестатистические обычные человеческие. Он всегда ходил сумасшедший по таким брюнеткам – с высокими ногами и озорными грудями».
«Коротко и ясно, тем более написано оригинальным языком», – решил я, и принялся вспоминать, где же происходило действие. «Основное действие романа происходит на медвежьей шкуре перед зажженным камином», – написал я. Потом, подумав, что это будет только частью истины, дописал: «а также в душевой кабине, в бассейне, на бильярдном столе, на кровати, на велотренажере, на кухне перед посудомоечной машиной (главная героиня стоит в позе «рак»), на обеденном столе (героиня лежит на нем, закинув ноги на плечи партнеру), в рабочем кабинете (оральный секс – различные вариации, анальный секс – для нее это впервые, поэтому ее лицо искажено страданием пополам с наслаждением, при этом для совершения…) – короче, меня перло вовсю, когда в дверях появился помятый Кошмар.
– Ну че? – хмуро спросил он, явно готовясь услышать худшее.
– А, все заебись! Пока ты спал, я все отредактировал, так что одевайся и песдуй в издательство! – радостно сообщил я.
– Все 120 страниц? - усомнился Кошмар.
– А хуле? Ночь не спал, – я бодро поставил точку в описании для художника, – одевайся и песдуй, а я отсыпаццо буду.
– Дэн, слуш, я че-то это… Может ты?
– Хуячь давай уже!!! – Кошмар, придавленный чувством вины обреченно попесдовал одеваццо. Я торжественно сохранил файл, достал дискету и вручил ее Кошмару, который грустно таращился на меня из-под козырька бейсболки. Рома поплелся к выходу, а я с чистой совестью завалился спать.
Как ни странно, двухчасовой сон практически привел меня в порядок – туман и ощущение ваты в голове прошли, однако вместо этого там поселилась тревожная мысль относительно того, что с переводом я, кажеццо, накосячил. Чтоб не терзаццо попусту, я двинул к компу, однако в этот момент открылась дверь, и ввалился Кошмар, обремененный двумя пакетами с пивом.
– Ну че? – рванул я ему навстречу.
– Сцуко, пива не получишь, гат! – Кошмар проявлял несвойственную ему агрессию.
– Бля, не приняли?
– Да не, все ок… Но ты че, сцуко, в описании для художника написал?
– Это… описание написал… героев, ситуаций…
– Секретарша, когда принимала, только на него и посмотрела... Спросила, что это и захлопала на меня глазами… Пришлось говорить, что нажралсо вчера по поводу окончания перевода, а описание сегодня с похмела в спешке лепил… Они надо мной всем издательством ржали, пока я денег ждал.
– Ээээ… Денег?? – деньги нам обычно платили только после того, как переводы проверялись редактором, что занимало неделю, а то и две.
– Ну да, мы теперь в высшей категории, наши переводы напрямую в типографию идут без редакторской правки. Так что держи половину, – Кошмар протянул мне конверт…

*********

Через две недели книга увидела свет и появилась на лотках и прилавках книжных магазинов… Мы с Кошмаром съездили в типографию и забрали причитающиеся переводчикам 10 авторских экземпляров… На обложке была изображена выразительная брюнетка, которую на фоне пылающего камина обнимал кучерявый мачо… Чуть выше золотистыми буквами было выведено название книги:

«ТОРМОЗ!!»

Мы переглянулись. «Ёбаный копипаст!» – подумал я (сразу вспомнилось: похмельные мозги никак не включаюццо, и мы не можем перевести вспоминать, название – “Whiteout”. Смысл понятен: буран, сильный шопесдетс, однако передача литературным языком никак не удаеццо. «Тормоз!!!» в сердцах бросает Кошмар и крупными буквами выводит это слово на девственно чистой странице, надеясь заменить его на более достойный перевод когда отойдет похмельный тупняк. Потом я копипастом втыкаю две страницы кошмаровского перевода в начало текста)…
Наугад открываю книжку: «…теребя набухающий бутон клитора, она думала, что уже второй год ее пес по ночам залезает к ней под одеяло и только тепло маленького мохнатого органа скрашивает одиночество долгих ночей»… Хуяссе, откуда зоофилия-то взялась??? Втыкаем в оригинал – оказываеццо, «Промпт» английское «body» перевел как «орган», что, в принципе, правильно для какого-нить юридического текста, но в нашем случае получаеццо песдетс какая крамола…. Дальше читать не стали, ибо и так все было ясно…
Больше издательство «АСТ» нам сотрудничества не предлагало, да и сами мы не особо рвались туда после такого позора – книга «Тормоз!!», вышедшая нехуйовым тиражом, еще несколько месяцев продавалась почти на всех московских книжных лотках...

Стырено вот тут
Tags: ибо воистину!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments