Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

Вечность

Вспомнилась написанная давно-давно сказка. Перевёртыш, один из "Чёрно-белых дней", почему-то странно-любимый. Злой, колючий, гламурный, но... Всё же это моя сказка. Два года назад Александра Сашнева и Дмитрий Янковский сняли по "Вечности" фильм "Sнежная королева". Где-то по тегам даже запись об этом есть...
Вобщем, какой из меня сказочник, судить вам.


Герда смотрит фильмы Кустурицы и плохо спит с закрытыми окнами. Ей кажется, что даже городской воздух полезен для цвета лица. Она красит волосы в пепельный блондин и глупо хлопает ресницами.
Кай играет на скрипке и прячет под длинными рукавами исколотые вены. Профессура уверена, что мальчик – гений. Девушки от него без ума, а он любит Гердины розы.
Они всё ещё встречаются в доме старенькой бабушки и по привычке всегда сидят рядом на низенькой скамеечке возле бабушкиного кресла. Бабушка улыбается им и кивает головой. Что бы они ни говорили, что бы ни происходило вокруг – улыбается и кивает…

Герда вяжет бабушке носки и читает вслух дамские романы, краснея на интимных сценах. Кай крадёт из буфета конфеты и деньги. У него руки трясутся, а в голове играет Брамс. Герда ловит на себе его дикий колючий взгляд и млеет. Она убеждает себя в том, что Кай всё ещё трогательно в неё влюблён.
Кай запирается в ванной и выковыривает из глаз осколки зеркала Снежной Королевы. Ему больно, он устал, плачет навзрыд. Осколки крошатся, тоненько похрустывая, под чуткими пальцами одурманенного скрипача. Ледяные слёзы выбивают на грязном от времени кафеле «Лунную Сонату». От музыки, звучащей внутри, раскалывается голова. Нужно лекарство… на лекарство нужны деньги… Герда. Герда!!!
Старенькая бабушка не слышит звона бьющегося зеркала в ванной, не обращает внимания на плач Герды, пытающейся открыть дверь. Она не видит приехавшей позже бригады медпомощи. Она спит наяву и улыбается, кивая…
В больнице Кай согревается, тает и улетучивается с его ресниц иней. Он смотрит в потолок – там весело валяют дурака два солнечных зайчика, выпрыгнувших из осколков зеркала в ладонях Герды. Врач говорит про лечение, Кай тупо глотает его слова и улыбается их знакомому вкусу – как бабушка. Герда верит, что начинается новый день. Солнце отчаянно цепляется за шпили островерхих крыш, ворчит и натягивает одеяло на светлую голову. Плевало бы оно на мир, но работа превыше всего.
Днём мать Кая визжит, причитает и заламывает руки. Доктор по её мнению - шарлатан и мерзавец, а её мальчик – гений, у которого просто нервный срыв… Кай незаметно вытаскивает из материнской сумки флакон с валиумом и прячет его под матрас. Герда отчаянно читает Миллера, держа перед собой книгу, словно щит. Порезы на её ладонях никто не перевязал, и они кровоточат, как стигматы. Доктор спокойно дожидается паузы в монологе матери Кая и называет сумму. Silence.
Вечером Кай в окружении восторженных юных кокоток шествует в дорогущий ресторан, где спускает все выданные матушкой деньги на выпивку и кокаин. Девочки обслуживают его бесплатно, он – звезда. Для них слизывать крупинки «снежка» с его разгорячённого тела – причастие. Имя божества – Кай. Играй, скрипач! Виртуозная феерия гениальной игры нового бога – непрекращающееся торжество блаженства. Что в сравнении с этим какой-то оргазм…
Герда прячет мобильник в складки длинной юбки. Запивает отчаяние горьким кофе. Поливает розы на балконе живой водой. Долго смотрит на фотографию Ворона и Вороны на комоде. В замершей руке - лейка, и вода льётся в переувлажнённую почву, уже через край, ну что же ты, Герда…
Снежная Королева в своих роскошных санях снова объезжает Город стороной. Её пугает пламя, рождаемое раздираемой безумной жаждой душой Кая. Она предпочитает одержимым расчётливых и спокойных. У Кая с некоторых пор своя госпожа…
Кай сидит на широком подоконнике в гостиничном номере и шепчет исповеднику телефонной трубки привычную молитву: «Мне нужны деньги, Герда. Я хочу завязать. Мне нужны деньги…» На разворошённой постели за его спиной спят, обнявшись, две прехорошенькие дурочки, счастливо улыбаясь снам - ярким, как наркотические грёзы. Кай вытирает рукавом холодный пот со лба и распахивает окно. Становится на подоконник. Спустя секунды над Городом звучит рвущаяся из тесной клетки болезненного тела безумной красоты скрипичная музыка. Самосожженье возобновляется.
Рано утром Герда долго собирает тугую волну волос в неприметный хвост на затылке, надевает легкомысленное платьице и кокетливую шляпку, ярко красит губы, достаёт с полочки в ванной изящный «кольт» и прячет в дамскую сумочку. Звонит телефон, и Герда берёт трубку.
- Бонни, я у крыльца, - слышится знакомый голос.
Бегут под ногами каменные клавиши ступенек, распахивается дверь. Герда ныряет в тёмное нутро старомодного «форда», хлопает дверцей.
- Хай, Бонни, - сполохом молнии – белозубая улыбка водителя. - Рад, что снова тебе понадобился. Куда прикажешь?
- В банк, Клайд, - отвечает Герда сухо. - Ты же знаешь сам.
- Мы грабим банки! – орут оба громко, смеются немного натянуто. «Форд» срывается с места.
Успеваю увидеть потемневшее от времени слово «Вечность», выведенное когда-то маленьким Каем на стене дома напротив.
Где-то далеко бабушка улыбается и кивает детишкам, давным-давно ставшим взрослыми…
Tags: рассказ, ретроспектива
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments