Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

Сказка про Ближний свет

Неожиданно родилась четвёртая сказка про лиску и медведика. Осенняя такая, грустная, но с хорошей концовкой.
Встречайте...


Сперва куда-то подевался мёд. Нет, ну не сразу, конечно. Постепенно. И в один прекрасный момент лиска полезла на полку за сладостями к чаю, и поняла, что мёда нет. Есть запах мёда в банке, чуть-чуть сладких остаточков на дне – и всё. Больше нет.
Медведик пил чай с хлебцами, умело обжаренными лиской на душистом масле.
Потом испарилась мука. Хоть она и не жидкая, и вообще испариться не может. Её не стало – так же, как и мёда, внезапно. Лиска долго её искала, даже на самую верхнюю полку в кладовке лазила, но так и не нашла. Пришлось готовить кашу. День, другой, третий…
Медведик посерьёзнел. Стал возвращаться поздно вечером – усталый и печальный. Гладил смешные лисьи уши, целовал её в пуховый затылочек и ложился спать. На кухню он почему-то стал заходить реже. Может, потому, что не любил кашу, думала лиска растеряно.
Вскоре пропала и каша. Обходились чаем с молоком и хлебцами.
Однажды лиска заметила, что свитер стал велик медведику. «Свитер вырос?» - написала она в блокноте. Медведик грустно улыбнулся и кивнул. Погладил лискины уши, усадил её себе на пузик (который тоже почему-то уменьшился) и очень серьёзно сказал:
- Мне придётся забрать некоторые наши вещи. Чтобы было и молоко, и мука, и наши любимые котлеты. И даже сладкое. Ты не будешь сильно сердиться?
Конечно, лиска не сердилась. Она прекрасно понимала, что злодеи, утащившие незаметно из дома еду, требуют за неё выкуп. Она читала такое в книжках. Когда медведик разобрал и сложил в коробку её кроватку, лиска погладила коробку лапкой и мысленно пообещала кроватке, что будет ждать, когда та сбежит от злодеев и вернётся домой. Провожать большие чёрные сапоги, в которых медведик летом ходил рыбачить, было труднее. Сапоги пахли озером, летом, стрекозами и земляникой. Лиска очень любила доставать их из шкафа, тщательно протирать тряпицей до блеска и меряться с ними ростом. Если вытянуться в струночку и поставить уши домиком, лиска была даже чуть выше сапог.
Зато злодеи вернули еду. Снова начались весёлые хлопоты на кухне, блинчики, яблочный пирог, котлеты и даже печеньки с мёдом. Только медведик ходил грустный.
- Мама, - вертелась под ногами лиска. – Мама, люб-лю… Люблю!
Медведик не улыбался. Лиска старалась, всячески выражала ушами и глазами, как она любит своего медведика, как ей хочется, чтобы он хорошо кушал и не ходил таким грустным. Она тормошила его, юлила вокруг, всё время лезла под лапу, старалась освоить на кухне самые сложные рецепты вкусного, но… Наверное, медведик очень сильно скучал по сапогам.
Однажды вечером медведик вернулся домой очень поздно. Лиска ждала его так долго, что даже чуточку понадкусала край испечённого специально для медведика мясного пирога. Потом ей стало стыдно, и она легла рядом охранять пирог от злодеев. Потом незаметно уснула. А ещё потом её разбудил вернувшийся медведик.
- Маленькая, послушай меня, пожалуйста, - очень-очень серьёзно сказал он зевающей сонной лиске. – Утром мне придётся уехать. Это недолго, несколько дней. Как пальчиков на двух твоих лапках. Я заработаю нам денег и вернусь.
- Мама?.. – вопросительно протянула лиска.
- Не бойся, я вернусь скоро. И уеду недалеко. Другой город. Ближний свет.
Медведик улыбнулся – впервые за много-много дней. И лиске подумалось, что всё будет хорошо. И пальчиков на двух лапах совсем немного. И ближний свет – это совсем рядом.
- Люблю… - нежно-нежно сказала она. И ни капельки не слукавила. Лиски лукавить не умеют.
Утром лиска завернула мясной пирог в красивую салфетку, положила медведику с собой в дорогу. Медведик долго сидел в кресле и гладил лиску, потом встал, вздохнул, бережно взял лиску в лапу и отнёс к соседке.
- Пожалуйста, присмотрите за ней, как мы договорились, - попросил он пышную пожилую даму в бигудях и махровом халате. Потрогал бережно лискино единственное крылышко, вложил в маленькие лапки свои часы с подсветкой и календарём и уехал.
Лиска осталась с соседкой. Та до вечера приставала к поникшей зверьке с восхищёнными воплями:
- Уси, какие ж мы малюсенькие! Кис-кис, да ушки у нас большущие, да лапки тоненькие! Ути-пути, а глазки-то какие разумненькие! Тётя не обидит, тётя накормит! Иди сюда, мой сладкий сахар!
Лиска боялась шумной соседки. Она галдела, как курицы Карполя, самозабвенно закатывала глаза и совершенно не смотрела под ноги. А под ногами иногда была лиска. За день, когда уехал медведик, соседка наступила на неё три раза. Потом лиска спряталась за кресло – туда пышная дама не влезала, и можно было не бояться, что она раздавит тебя или часы медведика.
На ужин лиске дали кошачий корм. Лиска понюхала неаппетитную гадость и вежливо сказала:
- Спасибо.
Соседка принялась прыгать вокруг и громогласно восторгаться воспитанной говорящей зверюшкой. Лиска же так и не смогла заставить себя есть холодную студенистую массу.
- Ну, раз мой пупсик сыт, тогда оставим еду до завтра!
Вонючую тарелку убрали в холодильник, но кушать от этого хотеться не перестало. Лиска почуяла на столе хлебушек и обрадовалась: можно пожарить его в масле! И покушать! Она запрыгнула на табуретку и уже тянула лапку к нарезанному кусками батону, но тут её увидела соседка и завизжала:
- Нет-нет, моя прелесть! Немедленно брысь! Зверью за столом не место, эти грязные лапы бегали по полу! – и смахнула невезучую лиску с табуретки, не дожидаясь, пока та слезет сама.
Лиска хотела объяснить, что лапки у неё очень чистые, что дома она всегда моет их сперва мыльцем с запахом земляники, а потом язычком, но подумала: «Наверное, тут просто очень грязный пол», и не стала протестовать. Ушла за кресло, свернулась калачиком, прижала к пуховому пузику медведиковы часы и уснула.
Ночью захотелось писать. Сперва терпимо, потом очень сильно. Лиска выбралась из-за кресла и помчалась в туалет. Дверь туалета оказалась заперта. Лиска прыгала, пытаясь достать и повернуть хитрую ручку, прыгала-прыгала… и описалась. Ей стало ужасно стыдно, обидно и очень одиноко. Она села рядом с лужей и расплакалась. От лисьих слёз лужа стала больше.
Утром лужу увидела соседка.
- Это кто сделал? – загремела она. – Это что такое? Ах ты, гадкая маленькая лиса! Как не стыдно!
Разбуженную лиску больно оттаскали за уши и заперли в туалете вместе с миской вчерашнего корма. За ночь корм совсем расслабился и принялся вонять ещё сильнее. Лиска спрятала противную миску за унитаз, отодвинулась подальше, свернулась комочком на коврике и принялась мечтать о том, как сделает много-много вкусностей, когда вернётся медведик. Обязательно пирожки, большую кастрюлю супа, жареную в мёде курицу и большущую тарелку вареников с малиной…
Соседка заходила в туалет, бросала на лиску презрительные взгляды, но выпускать её из заточения не собиралась.
- Не умеешь себя вести, пакостница, - нравоучала она. – Вот и сиди тут!
Так прошёл ещё один день. В темноте, голоде и печали. Ночью из маленькой дырки в углу вылезла мышь. Обнюхала печальную лиску, пискнула и убежала. Вскоре она появилась вновь – с корочкой хлеба. Лиска жадно съела корку, благодарно поцеловала мышь и сказала: «Спасибо…». До утра мышь прибегала ещё трижды – с колбасной кожуркой и хлебом.
Утром соседка выкинула корм из миски, обзывая лиску привередой и нахваливая корм так, будто сама его обожала. Лиска воспользовалась приоткрывшейся дверью, выбежала и спряталась под креслом. Но потом вышла: было страшно, что тётка опять закроет туалет – и сраму не оберёшься. Её снова заперли наедине с миской. На этот раз в миске оказалась овсяная каша.
Тикали часы. Лиска включила подсветку экрана, и долго любовалась на обгоняющие друг друга стрелки. «Ближний свет…» - вдруг проплыло в голове. Лиска схватила мысль за хвост, крепко прижала её и додумала: ближний свет – это же близко! А раз близко – туда можно дойти пешком. А если бежать – то это гораздо быстрее. А там… там же медведик!
И лиска убежала. Она сама не поняла, как это у неё получилось. Проскользнула в одну щель, юркнула в приоткрытую дверь, скатилась по ступенькам, ударилась в дверь подъезда… и понеслась по улице. Сил было много-много, лиска помогала себе крылышком и боялась лишь одного – выронить часы. Бежала долго-долго, потом устала и остановилась.
Незнакомые дома обступили лиску, чуть склонив крыши и навострив щётки антенн. Незнакомые авто шуршали шинами мимо. С дерева лиску обругала совершенно незнакомая ворона.
«Я пробежала Ближний свет!» - перепугалась лиска. И понеслась туда, откуда прибежала.
- Мама! Мама! – звала она на бегу.
Где он, этот Ближний свет? Как его угадать, по какому запаху узнать? Где найти указатель, обозначающий, что лиска бежит верно? Она не знала. Гнала себя вперёд по наитию, вдоль дороги, шипящей под колёсами как змея.
Дорога была доброй и опасной разом. Дорога кормила лиску кусочками шашлыка в закусочных, согревала солнышком, подсовывала ручейки с чистой водой, разрешала спать у огромных опор мостов. Дорога слепила фарами, грозила тяжёлыми фурами и быстрыми легковушками, пугала бродячими псами и громадными коршунами в небе. Лиска бежала к Ближнему свету.
Прошли все дни с одной лапки. Заканчивались дни на второй. Часы тикали и подрагивали стрелочками. Указателя на Ближний свет всё не было и не было… В последний пальчик-день пошёл дождь. Лиска устало шла по обочине, несла в животике кусок мясного пирожка и в глазах – усталость. Из дождевой пелены впереди вынырнул грузовик, лиска испуганно отпрыгнула в сторону, покатилась под откос и шлёпнулась в лужу. Вылезла, отряхнулась… и поняла, что чего-то не хватает.
Часы замолчали. Не работала подсветка, не шевелились тонкие стрелочки. Лиска испуганно трясла часы, пыталась согреть, спрятав в промокший мех, просила-просила-просила… Часы встали и лиску не слышали.
Лиска выбралась наверх, села в грязь на обочине. Дождевые капли шлёпали по часам, и лиске казалось, что часы вздрагивают. Что они вот-вот пойдут… и будет Ближний свет. С печально опущенных ушей стекала вода. Мягкие пёрышки крыла слиплись от грязи.
Она сидела долго-долго, смотрела, вслушивалась и ждала. Мимо мчались машины, внутри было тепло, сухо и… и наверное, лучше, чем у лиски. А потом рядом остановился здоровенный синий трейлер с нарисованным на боку тигром. Лиска тигра не видела – смотрела на часы.
Легко и осторожно коснулась мокрой лисьей макушки тёплая лапа. Лиска всхлипнула, втянула носом воздух… почувствовала родной и любимый запах, встрепенулась радостно. А медведик уже прижимал её к груди, целовал заляпанную грязью мордашку, вытирал насухо мокрые уши.
- Как же ты… Куда же ты… Почему не дождалась?.. – бормотал медведик, устраивая лиску в тёплой кабине трейлера.
- Люблю! – пискнула лиска счастливо. А потом подумала и сказала: - Ближний свет…
Медведик тут же всё понял. И поклялся себе никогда больше не уезжать, оставляя родную ушастую недотёпу чужим.
- Я научу тебя вязать, - говорил он. – И попрошу подарок: свитер с большим карманом. Там я буду носить тебя. Чтобы тебе больше никогда не пришлось идти так далеко в поисках Ближнего света. И ты всегда будешь со мной…
Медведик говорил, говорил… Трейлер мягко покачивался, словно большой корабль в море. Лиска дремала под пледом на сидении, слушала голос медведика и ещё один звук – такой важный и необходимый…
Зажатые в сбитых о шершавое полотно дороги грязных лапках, тикали часы.

Если кто-то захочет вспомнить первые три сказки - вот они в хронологическом порядке:
Сказка о больших ушах, одном крыле и тёплом пузике
Сказка про рыбу для особенного дня
Сказка о Большой Дедушкиной Мечте
Tags: ладо, лиска, сказка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments