Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

Сказка о шести хвостишках

Хорошие мои! Пусть сказка от лиски и медведика хоть немного добавит вам праздничного настроения!

Морозный снег поскрипывал под ногами спешащих прохожих. И казалось, что ботинки, сапожки и валенки повизгивают от холода. Пахло хвоей и мандаринами, люди несли пакеты, полные аппетитной снеди. Лиска ехала по улице на саночках и с любопытством крутила головой в вязаной пёстрой шапочке. Так ловилось больше вкусных запахов и было теплее. Единственное, шапочка от выкрутасов съезжала, лиска старалась поправить её, и в результате то сама шапочка, то и лиска в придачу время от времени с саночек падали. «Мама!» - пищала лиска, медведик останавливался, поправлял на плече ёлочку, сажал лиску в санки и шагал дальше.
- Гор-р-рячие пир-р-рожки! – кричала румяная продавщица на перекрёстке, приплясывая от мороза. Лиске нравилось, как это звучит, и она пробовала слова на вкус, вторя продавщице:
- Гор-р-рячие пир-р-рожки!
Звонко смеялись над лиской снегири, сидящие на одинокой рябинке у автобусной остановке. Забавная лиска в шапочке набекрень многих заставляла улыбаться в морозный предпраздничный день.
Медведик остановился у палатки, чтобы купить хлеба. Лиска поправила шапчонку… и вдруг ей показалось, что она что-то слышит сквозь поскрипывание снега и птичий щебет. Она сползла с саночек и прислушалась. Да. Несомненно: это песенка. Очень тихая и замёрзшая настолько, что звучат лишь отдельные нотки.
Обычно в новогодние праздники люди редко смотрят себе под ноги. Почему-то все уверены, что чудеса и ангелы приходят в наш мир с небес. И потому никто не замечал замёрзшую песенку под ногами прохожих.
Шесть мышат сидели на краю тротуара. Двое кутались в грязные конфетные фантики, один держал в покрасневших от холода лапках крохотные литавры из пуговиц, ещё два приплясывали на обувной картонке и еле слышно попискивали. Шестой мышонок дул в сверкающую на солнце дудочку, выдувая те самые одиночные нотки, что уловили лискины чуткие ухи. Звуки замерзали в воздухе и с грустным звоном падали вниз. На обувной картонке образовался целый ворох обледенелых ноток.
Лиска нахмурилась. Подумала, что это неправильно: чтобы шесть мышат, замёрзшая музыка – и на грязной картонке под ногами праздничных, счастливых людей. Она сняла шапочку, бережно усадила в неё маленьких музыкантов, завернула их, чтобы было теплее, и вернулась на санки. Медведик тем временем купил большую свежую булку к чаю, взял санки за верёвочку и зашагал домой.
Дома медведик протянул лапу, чтобы снять с лиски шапочку, и только тут обнаружил, что шапчонку лиска бережно прижимает к себе, а ухи у неё холодные-прехолодные. Медведик расстроился, испугавшись, что теперь лиска заболеет, и потопал на кухню греть молоко. Лиска бережно вытерла лапы об коврик у двери и помчалась в комнату. Там она вскочила на старенький продавленный диванчик и бережно высадила шестерых мышат на мягкую пуховую подушку. Мышата поглядела на лиску и на всякий случай притворились ненастоящими. Лиска решила, что они замёрзли абсолютно, и положила подушку с замёрзышами на батарею. В комнату вошёл медведик и всё не так понял.
- Откуда мыши?!
Он сказал лиске, что никто не разогревает еду на батарее и вместо подушки лучше использовать сковородку. Лиска протестующе покрутила ушами, пытаясь объяснить медведику, что это не еда.
- Шесть мышат! – втолковывала она. – Мама! Шесть мышат!
- Не еда! – настаивал медведик. – Ты же любишь апельсины и овсяную кашу! Мыши – фу!
Но лиска упорствовала, даже хвост распушила. Медведик вздохнул и достал с полки Весомый Аргумент – большую энциклопедию домашнего хозяйства. Эту книгу лиска очень уважала. В книге жили рецепты её любимых блюд, сто способов выведения пятен с одежды, перечислялись семьдесят четыре вида кактусов, содержались советы по штопке, стирке, выбору обоев для кухни и прочие замечательные и безусловно полезные вещи.
- «Мыши, - зачитывал вслух медведик. - Природные носители большого числа паразитов и хранители возбудителей многих болезней, включая опасные инфекции. Вредят зерновому и лесному хозяйству, повреждают материалы и продукты питания». Лиска. Это нельзя есть. От них будет болеть живот. Выброси.
Шесть мышат не хотели, чтобы их ели или выбрасывали. Они испуганно заморгали и переплелись хвостами. Хвостишки у них были такие же эмоциональные, как лискины ухи. Лиска задумалась. Вязать нужные слова казалось слишком долгим, а мышат надо было оставить и отогреть. Она потрогала косичку из мышехвостишек и сказала медведику:
- Мама, праздник…
- Праздник, так праздник, - пожал плечами медведик. – Иди на кухню, попей горячего молока. А я пока поставлю ёлку.
Молоко было вкусным и согревало изнутри. Лискины ухи после кружечки молока радостно расправились, лапки потянулись за булочкой. А голова подумала: «Шесть мышат наверняка голодны…» Лиска наполнила до краёв молоком блюдечко с синей каёмкой, покрошила булку и отнесла в комнату. Шесть мышат оживились, радостно пискнули и, закрутив бантиками хвостишки, окружили блюдце.
Медведик возился в углу, закрепляя ёлку в ведре с песком, и что-то ворчал про лептоспироз, чуму и бешенство. Лиска слушала и думала, что медведик бурчит заклинания, чтобы ёлка стояла, как надо. Шесть мышат пили молочко и смотрели на лиску с обожанием. Комната наполнялась запахом хвои и мандаринов.
- Лиска, - сказал вдруг медведик. – Я совсем забыл про ёлочные игрушки… У нас с тобой целый пакет мишуры и дождика – и ни одной игрушки.
Он сел на старый диван и грустно ссутулился. Лиска забралась к медведику на коленки, как смогла, обняла тёплый мягкий животик и ласково шепнула:
- Люблю…
Как смогли, украсили ёлку мишурой и дождиком, поужинали большим омлетом с праздничными колбасками, и легли спать. Шесть мышат рядком сидели на подоконнике и мелодично попискивали.
«Что-то они замышляют…» - успел подумать медведик, прежде чем большое пушистое облако унесло его в яркий праздничный сон.
В окна уснувшего дома заглянула любопытная луна, осветив тарелку с мандаринами на столе и ёлку в углу комнатки лиски и медведика. Шесть мышат зашуршали, смешно задрали хвостишки, тихо спустились с подоконника по шторе и уселись кружком на лунной дорожке. Запела крошечная дудочка, зазвенели в лапках литавры из пуговиц, пустились в пляс маленькие ножки. Тоненький голосок принялся выводить песню, творящую рождественские чудеса. Волшебные нотки проникали в лискины пушистые ухи, и всю ночь напролёт ей снилось Большое Лискино Счастье…
Утром медведика разбудил звонок телефона. Она сонно нашарил на столе трубку, буркнул: «Алло» - и только потом сообразил, что это игрушечный лискин телефон и звонить он не может. Но вот странно: в трубке что-то пищало и шуршало. Потом раздались короткие гудочки.
- Откуда мыши?.. – задумчиво спросил медведик, выключая телефон.
- Мама, - окликнула его лиска с подоконника.
В углу комнаты мягко светилась разноцветными огнями ёлка. Тихо покачивались на ветках конфеты в ярких фантиках, стеклянные бусины, куклы из пёстрых ниток-мулине, гирлянды из пуговиц. На верхушке висел большой серебристый шар с узором, напоминающим закрученный бантиком мышиный хвостик.
Медведик подошёл к окну и посмотрел в небо – туда же, куда смотрела и лиска. По сиреневым рассветным облакам высоко-высоко летели маленькие сани, запряжённые игрушечной лошадкой. В санях сидели шесть мышат в красных колпачках и – лиска и медведик знали точно! – весело махали лапками просыпающемуся городу.



Также для желающих сказка размещена на Самиздате
Tags: любить, наше, сказка, чудеса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments