Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

L'americano

...Когда мы собираемся втроём, бывает очень даже весело. Я заказываю самую большую комнату в заведении, на верхнем этаже, с видом на узкую улицу. В этой комнате стоит капитальная кровать в два метра шириной, туалетный столик, большое зеркало и несколько деревянных стульев. Мы медленно снимаем друг с друга одежду. Клара никогда не позволяет Диндине раздевать себя, так что приходится мне. Диндина не так привередлива. Наверное, Клара действительно задавака, а может быть, она просто завидует Диндининой полной груди. Меня они разоблачают на пару.
- Ты что-то потолстел, - каждый раз говорит Клара.
Я качаю головой.
Мне нечего стыдиться своего тела. Всю жизнь я по необходимости держал его в хорошей форме. Когда я путешествую, то неизменно выбираю гостиницы с сауной и спортзалом для постояльцев. В Майами я жил в комнате, при которой имелся собственный спортзал. Если ничего такого под рукой нет, я обхожусь бегом. Охота на бабочек в горах - тоже неплохая тренировка.
- Ты ешь слишком много макарон. Тебе нужно жениться, чтобы жена приглядывала, как ты питаешься. Лучше всего... - голос Клары становится задумчивым, - на молодой, чтобы она о тебе заботилась. И ещё, похоже, жизнь в Италии тебе не на пользу. Тебе надо переехать туда, где нет макарон, а вино стоит дорого.
Диндина не разговаривает. Она предпочитает сразу перейти к делу. Мы лежим на кровати, окно распахнуто, свет уличного фонаря полосками проникает сквозь закрытые ставни. Клара начинает с разговоров, а Диндина уже перешла к действиям - гладит мой живот, пропускает между пальцами волосы на груди. Целует мне соски, посасывая и покусывая, будто мышка грызёт вафлю.
Клара целует меня в губы. Её поцелуи всегда остаются нежными, даже в исступлении страсти. Она не проталкивает язык мне в рот, как это делает Диндина, а проникает туда тихо и незаметно. Я почти не чувствую его, пока он не соприкасается с моим.
Диндина первой забирается на меня. Она вытягивается во весь рост и, оставив соски, покусывает мочки ушей. Клара кладёт руку Диндине на бёдра, просовывает пальцы ей между ног и поглаживает сразу и мои ноги, и её. Мне это всегда казалось странным - Клара не позволяет Диндине себя раздевать, но при этом ласкает её и позволяет себя ласкать.
Я не могу позволить себе открытого проявления чувств, не при моём образе жизни. Когда даёшь волю чувствам, риск возрастает многократно. Чувства порождают мысли, а мысли ведут к колебаниям, сомнениям и нерешительности. Я провёл много часов, обуздывая свои чувства, и теперь пожинаю плоды. Я не позволяю себе кончить с Диндиной. Она это знает и не обижается. Получив своё, она соскальзывает на сторону и уступает место Кларе.
С Кларой всё иначе. С Кларой я даю себе волю.
Я готов признать, что это излишество, одно из немногих, которые я себе позволяю.

Мартин Бут, "A very private gentleman"

Tags: книга, личное, любить, мужчины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments