Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

L'americano

Ваша покорная слуга продолжает задалбывать вас отрывками из полюбившегося мне и не только мне (иначе смысла в постинге этих отрывков не было бы никакого) романа Мартина Бута "A very private gentleman".

Я - добрый мастер оружейных дел. Один из лучших в мире. И уж всяко - в моём мире. Я не люблю говорить о себе "оружейник": это слово отдаёт ремесленничеством. Я не ремесленник. Я - творец. Создавая оружие, я столь же придирчив в выборе форм и столь же внимателен к деталям, как и краснодеревщик, создающий мебельный шедевр. Ни один художник не вкладывает в картину столько души, сколько вкладываю я в свои произведения.

В моей профессии не бывает вечерних курсов повышения квалификации в местном училище. Это вам не разводить цветы, лепить горшки или ткать коврики. Это хореографическая резьба по стали. Тут бывает только самообразование.
Вдумайтесь, что такое огнестрельное оружие. Почти все видят в нём лишь устройство для метания кусочков свинца в цель. Бум - человек или зверь падает замертво. Все знают, что из ствола вылетает пуля. Знают, что остаётся гильза из металла, бумаги или пластмассы, она пуста и дымится. Знают, что выстрел происходит после нажатия на спусковой крючок. В остальном же люди по-прежнему смотрят на оружие, как смотрели в джунглях охотники за черепами: палка, изрыгающая огонь, говорящая на языке богов, ствол, мечущий громы, копьё, которое не нужно метать, молния, заключённая в трубу. Они считают, что всего-то и надо нажать на спуск. Потянул курок - и жертва мертва. Они насмотрелись гангстерских фильмов и верят в то, что видят на экране - где ни полицейский, ни ковбой никогда не промахиваются, где пули летят прямо и ровно, как написано в сценарии.
Жизнь и смерть не расписаны в сценарии.
Огнестрельное оружие красиво. Это не просто движение курка и грохот выстрела. Это сочленение рычагов, пружин, стопоров, действующих с точностью швейцарского часового механизма. Каждая деталь доведена до совершенства, выточена и выверена с аккуратностью, какая требуется от нейрохирурга, разрезающего мозговые ткани. Каждая должна быть вточности подогнана к следующей. Малейшее отклонение, всего на одну сотую миллиметра, и части механизма откажутся действовать согласованно - оружие заклинит.
Моё изделие заклинило лишь однажды. Было это довольно давно, собственно говоря, лет двадцать назад. Это была винтовка, не переделанная из другой, а полностью моей собственной работы. Я сделал её от и до, вплоть до скрутки и нарезки ствола. Я был глуп и тщеславен, мне казалось, что я запросто усовершенствую механизм, на протяжении полувека проходивший испытания войнами, убийствами, подавлением бунтов и беспорядков.
Это был один из немногих случаев, когда потенциальная мишень не имела отношения к политике, один из немногих случаев, когда я заранее знал, в кого будут стрелять.

Tags: книга, мужчины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments