Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

Так не доставайся же ты...

Посвящается факту неприезда обожаемого
фантаста Андрея на Роскон, а также прекрасной Дарие,
которая самоотверженно за 2 часа писала фэнтези
аж на пять тыщ знаков

С чувством глубокого обожания, Лисо


Любочка ещё раз взглянула на развёрнутое окошко сообщения. Может, не так поняла? Да нет, невозможно как-то иначе понять фразу «Увы, я на конвент не еду». Губы предательски задрожали, на глаза навернулись слёзы.
- Аааааааа!!! - страдальчески выдала Любочка, заламывая руки. - Да как он может? Да кто он после этого? За что он так со мной?
И уже тише — ибо зрителей не было и истерика гасла, не успев разгореться:
- И как теперь жить-то?
Любочку можно было понять. Вот уже пять лет она любила писателя Эн. Тихо, беззаветно, на солидном расстоянии. Она знала наизусть все его книги, воевала на форумах, где ругали Эн, робко и очень сдержанно общалась с ним в сетевых мессенджерах. И целых пять лет жила мечтой о встрече с ним. Нет — с НИМ.
Подруги давно обзавелись парнями, а Любочка проводила всё свободное время исключительно с книгами Эн. Всё нормально, рядовой подростковый фанатизм, с кем не бывало. Ну, вы себе представляете, да?
А теперь представьте, каким ударом для бедной Любочки стало известие о том, что Эн не едет на конвент. Если бы Эн знал, каких трудов стоило студенточке-второкурснице накопить на поездку и какие надежды она на неё возлагала, его бы загрызла совесть. Насмерть.
- Да! - безумно сверкнув глазами, воскликнула вдруг Любочка. - Да! Смерть! Только смертью можно искупить предательство!
Она захлопнула нетбук, встряхнула волосами (все сексуальные ведьмы в кино так делают, да-да), откинулась на спинку стула и зловеще расхохоталась. В помутившемся от несчастной любви рассудке зрел страшный план.
Ровно в полночь книги писателя Эн были разложены по линиям любительской пентаграммы, намалёванной прямо на полу губной помадой. Любочка, облачённая лишь в тюлевую занавеску, по слогам читала Самое Страшное Заклинание из тех, что ей удалось нагуглить. За дверью сдавленно ржали соседки по общаге, по очереди подглядывающие в замочную скважину. Пафосные Любочкины завывания собрали аншлаг.
-...кровью девственницы заклинаю! - театрально закатывая глаза, провыла Любочка, полоснув по руке заточенной открывашкой для консервов, и торжественно завершила: - Так не доставайся же ты никому, Эн!!!
Само собой, эта белиберда не сработала бы. Но то ли Любочка была настолько искренна, то ли кровь девственницы чем-то отличается от крови всех прочих, то ли просто у Мироздания такое извращённое чувство юмора...

Писателю Эн не спалось. Он дописывал очередную батальную сцену нового романа и азартно долбил по клавишам, уничтожая врагов главного героя по десятку на каждую строку. Кровь лилась ручьями, ревели умирающие чудовища, лязгали тяжёлые мечи и ржавые доспехи. Дело шло к кульминации и Эн не на шутку разошёлся. Счёт поверженных врагов превзошёл число людей, уничтоженных во всех четырёх «Терминаторах», клавиатура стонала под пальцами великого писателя, как вдруг...
Прямо из центра монитора, безжалостно прорвав ряды ровных строчек, высунулась бурая клыкастая рожа полторы страницы назад убитого орка.
- Ты Эн? - хмуро рявкнул он.
- Ну... - растерялся писатель. - Я.
- Ага! - осклабился орк и полез из монитора.
За ним последовал ещё один, потом ещё и ещё. Вскоре комната Эн наполнилась посетителями, как автобус в час пик. Орки злобно смотрели на писателя и невыносимо воняли.
- Что вам от меня надо? - спросил Эн, старательно сохраняя спокойный вид.
- Мести! - хором ответили орки. - Ты убиваешь нас толпами вот уже семнадцатый роман подряд! Кто ты после этого?
- Я — писатель, - гордо ответил Эн. - А вас кто сюда пустил?
- Нас пробудило к жизни Заклятье-на-Крови! - взревели орки. - Мы — орудие мщения! А ну, пойдём выйдем! Настал час расплаты за все твои злодеяния!
Эн вспомнил, что с галлюцинациями спорить бесполезно, и протолкавшись сквозь толпу жаждущих мести гостей, открыл дверь.
- Прошу.
Орки ломанулись наружу, предвкушая кровавую расправу. Но Мироздание не было бы собой, не обладай оно очень специфическим чувством юмора. Ну вы это помните, да? Любочкино проклятье сбывалось дословно.
- Я оторву ему ноги! - взревел один из орков.
- Нет, я! - азартно возразил ему другой.
- Да щаз! - вмешался третий. - Ноги — мои!
- Кто дал вам право командовать? - возмутились четвёртый, пятый и шестой. - А ну, получи-ка!
В воздух взметнулась ручища толщиной с фонарный столб, кто-то коротко взвыл, за него вступился кто-то ещё, за того — ещё пятеро, и не прошло и минуты, как на площадке перед домом Эн образовалась рычащая, смердящая кучамала. А ещё через пять минут последний орк издал предсмертный хрип и отошёл в мир фэнтезийный.
Писатель пожал плечами, посмотрел в чистое ночное небо и вдруг икнул.
- И кто ж меня так невовремя вспоминает? - пробормотал он.
Гора орочьих трупов озарилась призрачным светом и исчезла. В воздухе какое-то время мерзко воняло, но вскоре и запах рассеялся.
Эн ещё раз пожал плечами и ушёл в дом. Выключил компьютер, почистил зубы и лёг в кровать, под бок к нежно-любимой жене. Жена улыбнулась сквозь сон и прижалась к Эн.
«Завтра обязательно напишу в блоге, какие яркие галлюцинации бывают, когда текст прёт», - подумал писатель Эн, засыпая.
Tags: ибо воистину!, моё, сказка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments