Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

Про игры на берегу

Обещала Анюте отрывок из третьей повести. Слово держу.
Божественной wolfox - огромное спасибо за подаренную близнецам считалочку.



Песок течёт из кулака тонкой струйкой. Ветер подхватывает песчинки, уносит куда-то. Ева набирает следующую пригоршню, медленно сыпет на ладонь. Море мурлычет громадным котом, зовёт к себе. Девушка равнодушно смотрит на серую прямую горизонта между небом и водой.
- Ева-ааа! – зовут близнецы. – Ну Ева же! Посмотри!
Она нехотя оборачивается, равнодушно смотрит на песчаный замок, возведённый младшими. Сибил и Уильям машут ей руками, зовут к себе.
«Надо встать, - говорит себе Эвелин. – Надо подойти и посмотреть. Улыбнуться им. Сказать, что это самый красивый песчаный замок из всех, что я когда-либо видела».
Она встаёт, подходит поближе. Близнецы смотрят на неё настороженно.
- Отличный замок. Да…
Эвелин смолкает, горло стискивает болезненным спазмом.
- У-ууу… Нехорошо, - в голосе Уильяма отчётливо слышны интонации Алана. – Что делать будем?
- Играть? – с улыбкой предлагает Сибил.
Они с братом дуют друг другу на ладони, поднимая маленький вихрь из песчинок.
- Смотри, Ева!
Утихает ветер, впитываются в песок, исчезают волны. Скачут по водной глади два камешка-окатыша. Шлёп-шлёп-шлёп…
- Считаешь?
Двадцать девять, тридцать, тридцать один… пятьдесят… Поверхность океана застывает зеркалом, и со стеклянным звоном скачут по нему вдаль два камешка – чёрный с белой полосой и белый с чёрным пятном.
- Слушаешь?
Мелодичный звон искажается, трансформируясь в равномерные щелчки часового механизма. Камешки сливаются в точку на горизонте, часы бьют тринадцать, четырнадцать, двадцать девять, тридцать… пятьдесят…
Близнецы садятся на песок лицом друг к другу. Поднимают руки. С каждым ударом часов их ладони соприкасаются. Удар-хлопок, удар-хлопок. Ритм хлопков меняется, подчиняя себе бой часов, перекраивая под себя время. Мир сворачивается кольцами вокруг пары худеньких белокурых подростков, мир замирает, завороженной их игрой. Вселенная слушает, как два звонких детских голоса, сливаясь в один, нараспев произносят речитативом:
- Море видит высоко,
Море ходит далеко.
Кто опасней, чем змея?
Кто умней, чем ты и я?
Там, в зеркальной глубине,
Старый Мудрый спит на дне.
Старый Мудрый спит и ждет,
Время темное придет.
Будет ночь совсем без звезд,
Будут волны в полный рост,
Алый ветер, ржавый снег,
Старый Мудрый спит на дне.
Кто пойдет его будить?
Выходи, тебе водить!
Плывут перед глазами яркие пятна, мелькают маленькие руки. Кружится голова, и Эвелин опускается на колени в полосу прибоя. Океан бережно берёт её за запястья, тянет к себе. Кто-то большой и сильный всплывает из глубин, внимательно смотрит в лицо девушке.
- Мне плохо, - выдыхает Ева. – Слышишь? Плохо…
Слёзы капают в солёную воду, океан глухо рокочет, кто-то в глубине беспокойно ворочается, прислушиваясь к её голосу.
- Ева, играем! – кричат близнецы.
Эвелин медленно поднимается, стряхивает капли воды с пальцев. Переступает с ноги на ногу, вырываясь из плена обжигающе-холодных волн. Пятится туда, где звонко хлопают в ладоши Сибил и Уильям.
- Ева, смелее!
Она прислушивается к ритму. Встаёт на цыпочки. Раз… два… три… хлопок, поворот. Хлопок, хлопок, поворот. Ева танцует на песке, и океанский бриз сушит слёзы на её щеках. С каждым движением становится легче, свободнее, спокойнее. Близнецы смеются, ритм ускоряется. Океан глухо рокочет, волны с шипением впитываются в песок. Небо заволакивает низкими тучами. Ева кружится, прогнувшись назад и раскинув руки, низко тянет звуки Имени Воды.
В сотне миль от берегов империи в глубине океана рождается водоворот. Вода вскипает, течение ускоряется, тянет к гигантской воронке чайный клипер, возвращающийся к родным берегам. К суше, набирая скорость и мощь, несётся огромная волна. Небо стремительно темнеет.
- Смотри, Ева! Кони! – восторженно кричат близнецы.
Девушка открывает глаза, пение обрывается. На берег из океана вылетает табун молочно-белых лошадей, земля гудит под мощными копытами. Эвелин в ужасе бросается к близнецам, хватает их в охапку, падает с ними на песок. Над головой проносится что-то громадное.
- Что это? – шепчет Ева, задыхаясь от страха. – Боже… Что это?!
- Пусти! – кричат близнецы, вырываясь. – Глупая, это твои кони! Они к тебе пришли, отпусти нас!
Она изо всех сил удерживает их на месте, сама сжимается от волн прокатывающегося по спине холода. Тело жалят острые ледяные брызги, от запаха водорослей к горлу подступает тошнота. Над головой – то ли рокот волн, то ли конское фырканье.
- Прочь! – истошно орёт Ева. – Прочь от нас!
Мгновение – и всё стихает. Эвелин неподвижно лежит на мокром песке, закрывая собой близнецов. Сибил и Уильям кашляют, тормошат сестру.
- Ева, очнись. Ну, Ева же!
Девушка приподнимается, опираясь на ладони, садится. Рассеяно смотрит на близнецов, словно спросонья. Вздрагивает, хватает за руку Уильяма.
- Господи, мелкашки! Вы целы? Что это было?
- Ты мне больно делаешь, - возмущается мальчишка. – Зачем ты всё испортила?
Сибил подходит, присаживается на корточки возле Эвелин.
- Ты испугалась? – спрашивает она, убирая с лица сестры мокрые, спутанные пряди волос. – Прости. Мы сами не знали, что так получится.
- Это было на самом деле? – ошарашено спрашивает Ева. – Это было?!
Близнецы синхронно кивают, беззаботно улыбаются.
- Мы играли.
Уильям высвобождает руку, присаживается рядом с Сибил. Они обмениваются хитрыми взглядами, прижимаются плечом к плечу, обнимаются.
- Мелкашки, ну-ка объясните, что вы делали?
- Играли в ладошки, - отвечает Сибил.
- Вот, смотри, - оживляется Уильям.
Они с сестрой садятся лицом друг к другу, подобрав ноги по-турецки, хлопают ладонями по острым, как у кузнечиков, коленкам.
- Стоп-стоп! – машет руками Эвелин. – Не надо! Вы можете объяснить словами? Что и для чего вы делаете?
Близнецы пожимают плечами, косятся на Еву недовольно.
- Ну… мы хлопаемся друг с другом в ладоши. Иногда придумываем считалку, иногда просто так играем.
- Для чего?
Сибил заглядывает сестре в глаза и вкрадчивым, мяукающим голоском спрашивает:
- А для чего ты танцуешь по ночам на берегу реки?
Эвелин оторопело моргает.
- Откуда?..
- Неважно, - отмахивается Уильям. – Главное, что тебе это нравится, ты этим живёшь. Так же, Ева?
Сибил обнимает брата сзади за плечи, целует за ухом.
- Иногда к нам приходят звери из огня или земли, - нараспев рассказывает она. – Иногда танцуют светляки. Они как настоящие, только руками не потрогать. Иногда раздвигаются стены. Часы идут назад. Это же так здорово! И больше никто так не умеет.
- Поэтому мы играем только друг с другом. И когда никто не видит, - шепчет Уильям.
Ева хмурится, трёт виски ладонями. Смотрит в сияющие голубые глаза близнецов и с ужасом осознаёт, что она ничего не знает о тех, кого нянчила с самого рождения.
- Не бойся! – мурлычет Сибил. – Ты же наша. Мы тебя любим. Ты можешь с нами играть.
- А мама? Папа? Алан? – осторожно спрашивает Эвелин.
Уильям поджимает губы, качает головой.
- Они не поймут.
- Папа поймёт, - возражает Сибил.
- Хочешь, чтобы нас разлучили? – строго спрашивает Уильям, обернувшись.
Сибил испуганно смотрит на него, потом на Еву.
- Нет-нет-нет! Ева, ты же не скажешь им?..
Вместо ответа она обнимает их, ерошит мокрые кудри.
- Все в песке, - вздыхает Эвелин. – Пошли окунёмся – и домой.
С воплями и гиканьем близнецы несутся к воде, скачут в волнах, брызгаются. Ева заходит в океан по плечи, отталкивается от дна, ложится на спину и слушает. Ей всё кажется, что рокот, доносящийся издалека, стал звучать иначе. Словно глубина пытается говорить с ней.
- Скажи, что мне делать? – спрашивает девушка вслух. – Кто мы такие? Почему мы делаем то, чего не могут другие? Почему это успокаивает меня, а не пугает? Скажи, кто ты и что хочешь от нас?
Волны покачивают её тело, мягко ласкают кожу. Лёгкий бриз касается губ.
- Поговори со мной, - шепчет Ева. – Я не боюсь.
Океан тихо вздыхает, баюкая в сильных ладонях дитя человеческое.
- Не сегодня, - слышит Ева голос Уильяма. И тут же ему вторит Сибил: - Всему своё время.


"Из глубин"
Tags: литература, моё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments