Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

Счастье в дом автора пришло, счастье!

Нет, мне не присудили литературную премию с гигантским денежным призом. Лучше. Дороже. Мне пришёл Отзыв от читателя. Даже Читателя, вот.
Я не раз говорила, что для меня главное после публикации - это именно обратная связь. Знать, понравилось ли людям, и если нет, то в чём мои ошибки. Видеть, как книга воспринимается, что из неё люди считывают-выносят. И безумно приятно, когда находит своего читателя такая сложная в оценке и восприятии вещь, как "Игрушки дома Баллантайн".
Можно я просто покажу вам предмет моей бескрайней авторской благодарности и восхищения? Ибо честное рыжее, такие рецензии - это огромный труд.
Публикую с позволения автора рецензии, с огромной благодарностью.



"Я читала не так уж много книг, где конфликт постепенно и плавно дорастал от уровня личного к уровню метафизическому. «Игрушки дома Баллантайн» как раз одна из них. Свою историю автор пишет с одной стороны с филигранной точностью и глубиной. В книге без малого восемьсот с лишним страниц, но там нет ни единого лишнего слова, ни одной провисшей линии.

Лично для меня, у этой книги три неоспоримых достоинства: очень четкая, выверенная композиция, хороший язык и живые персонажи. Текст закончен, и финал, по сути, есть начало, но совсем другой истории, и пожалуй, лучшего мира. Но какой цена Ева расплачивается за преступления предков и за право если не изменить, то все исправить, пожалуй, этого я не пожелаю узнать никому. «Игрушки», не самая светлая и добрая книга, но в ней есть выход из тьмы на свет.

Кроме того, несомненным плюсом текста является то, что несмотря на творящиеся жуть и кошмар, семейное счастье героев изображено не пресно и не плоско. Особенно если вспомнить, чем им пришлось за него заплатить и что Брендон с Элизабет вложились больше всех. Главным образом потому что показаны здоровые отношения, основанные на любви и взаимном уважении, а дом Брендона и Элизабет выглядит как островок счастья и покоя в океане хаоса и хтонической жути, где властвует божество Анве.

Честно говоря, я затрудняюсь с определением жанра. Формально произведение следует отнести к жанру «стимпанк», но в тексте явно присутствуют элементы магического реализма, и мне показалось, что история Баллантайнов и Нью-Кройдона перекликается с маркесовским Макондо и Буэндиа. Это видно даже на примере судьбы последних представителей рода. Напоминаю, сына Аурелиано и Амаранты Урсулы съедают муравьи, а город Макондо гибнет от разбушевавшейся стихии. Один из героев книги называет себя вудупанком, но как мне кажется, смысл гораздо глубже. Здесь и приветы Толкиену с его музыкой творения, и Лорел Гамильтон с Энн Райс, там, где дело касается вудистких практик. В общем, это ювелирный и органичный синтез, и как минимум, очень хорошая притча о природе человечности и человеческого в нас. Более того, у нас в наличии как минимум четыре пласта текста:

1) план семейный, который вынесен в заглавие текста, перед нами разворачивается повествование о поколенческой одержимости властью, желанием безраздельно обладать и их последствиях,
2) план исторический — на наших глазах разворачивается столетняя история Нью-Кройдена и Брендона,
3) план символический, который опять же, вынесен в название. Вроде тема человека-голема, человека-игрушки достаточно стара и почтенна для мировой литературы, но здесь все поднимается до вопроса о том, кто же более жив: воскрешенная кукла, которая из-за всех сил пытается сохранить себя, или ее создатель, который постепенно теряет человеческий облик? И что вообще есть человеческая душа.
4) и план метафизический, который в полной мере разворачивается в последней части.

Меньше всего эта история о романтической любви из серии: «Жили долго и счастливо, умерли в один день, без тебя мой ангел, свет мне не мил». Собственно, острое и болезненное чувство Кэрол и стало спусковым крючком действия и часовым механизмом, заложенным как и под перерожденными, так и под самим родом Баллантайн. И честно говоря, подобная страсть-одержимость слишком похожа на персональный Ад. Честное небытие в этом разрезе смотрится куда лучше. Более того, «ангелом» Брендона называет Байрон Баллантайн, который, как ни крути, личность мерзостная. И если его бабка безумно любила Брендона, да так, что перешагнула границы не только жизни и смерти, но и человеческого вообще — сразу видно, дама не читала Стивена Кинга:), то Байрон мучитель и садист ради самой власти и процесса мучительства.

К сожалению ни Кэрол, ни Байрону никто не объяснил, что себя надо уметь сдерживать, и когда припечет наступать на горло своему «хочу». Но с чувством долга практически у всех представителей этой семьи откровенно плохо. И чужую личность, как и чужую любовь невозможно присвоить против воли. Человеческая душа и человеческое чувство слишком бесценно, и может быть отдано только в дар и добровольно. И действительно, есть границы, которые лучше не переходить никогда и не при каких обстоятельствах. А еще «Игрушки» тем и хороши, что дают читателю посмотреть в глаза своим личным чудовищам. Ведь очень немногие сумели бы добровольно отказаться от такой власти и почти всемогущества.

Тем не менее, именно способность любить, сострадать и сопереживать не дает героям тронуться рассудком и помогает остаться людьми у последней черты. Именно она не дала Брендону стать убийцей и ослушаться воли хозяина, и в конечном итоге подарила ему жизнь, которую он хотел. Точнее, послежизнь.

В тот миг, когда ты отказываешься следовать воле своего на голову и сердце (ибо совести у Байрона нет и не было) больного хозяина и не размениваешь чужую невинную жизнь за свою — именно в этот миг ты получаешь от небесной канцелярии амнистию и право на то, чтобы жить, как хочешь. Которое еще предстоит отстоять в битве с государственной машиной.

Потому что человек не игрушка, и даже если у нас отнята речь и мы возвращены в этот мир насильно, никто не отменял свободу делать моральный выбор и принимать решения. Когда вечность выбирают за тебя — это Ад. Но даже Ад можно обжить, если у тебя есть цель в жизни, а рядом тот, кого можно любить и доверять.

Наша человечность — не слова и не биение сердца, а наши поступки, которые имеют весьма конкретные последствия. Вроде старая истина, затертая до состояния банальности, но менее рабочей она от этого не стала.

Главная проблематика этого романа, как мне видится в другом. Это конфликт между свободой, властью и чувством долга и концентрированным человеческим эгоизмом. Цивилизация, где все жрут друг друга обречена на крайне мучительную смерть. Как в любом хорошем романе, темы переплетаются и проникают одна в другую, в разное время через них проходят персонажи, которые изначально играли на другой стороне конфликта.

Одной из главных тем романа является даже не чувство собственности и жадность, а дикая необузданность чувств, так или иначе свойственная всем Баллантайнам. Почти все представители этого почтенного семейства в конечном итоге идут в разнос и едут крышей на почве своей властью над стихией, а так же жизнью и смертью. Что характерно, всемогущество не делает их счастливее и не решает абсолютно ничего.

Желание всецело владеть тем, кого любишь, красной нитью проходит через образы Кэрол, Алистера, Байрона и Эвелин. Бабушка и внук хорошо так повернулись на собственном даре и стремлении прогибать этот несчастный мир под себя. И в конечном итоге эта одержимость погубила Еву, которую до рождения коснулся бог океана.

Проблема в том, что Брендон никогда не принадлежал им полностью, и нельзя заставить другого полюбить себя. Потому что это насилие и навязывание, а не любовь. Не смотря на отсутствие речи и смирение с обстоятельствами, он всегда стремился остаться собой. Как бы тяжело ему не было.

Байрон так вообще пошагово разыгрывал карту Темного Властелина, и в итоге доигрался. Его самая большая трагедия в том, что в окружающих его людях и перерожденных он видит не людей, а объектов манипуляции и кукол. Естественно, когда пришел край, ему прилетело от Дорогого Мироздания так, что мало не показалось.

Алистер же всю жизнь беззаветно любил деньги и стремился доказать матери, что он не посредственность, и что в отличие от нее умеет делать на своем даре состояние. Может показаться, что от семейного порока почти свободна Элизабет, но это «почти» очень непростое слово. Собственно, на ее примере видно, что человек во многом сам себя делает.

Фамильная упертость, способность переть к цели любой ценой и умение прогибать обстоятельства под себя у Бет в силу ее крайней молодости и принципиально иного жизненного опыта направлены на другие вещи. Как бы это сказать, огромная сила воли и готовность идти на все и даже больше у Элизабет уравновешенны очень сильной дисциплиной ума и эмоций, и чувством долга. Прежде всего, она стремится изменить правила так, чтобы по ним можно нормально жить для начала.

А так, извините за выражение, у девочки стальные яйца и целеустремленность, и она ни разу ни няшечка. Более того, на прекрасной женщине Бет висит добрая треть сюжета.

В шестнадцать лет девочка вполне сумела разобраться в ситуации, вытащить из под стражи любовника — пусть и при активном попустительстве самой стражи, рвануть за океан, подружиться с бабушкой, а потом вернуться на седьмом месяце беременности и отжечь от всей души — папенька явления дочери и ее друзей не пережил, хоть и обещал вернуться.

Из чего следует вывод, что если ты хочешь получить адекватного Баллантайна, то его надо воспитывать в ежовых рукавицах и спартанских условиях. ОК, это была шутка, но пошагово объяснять, что есть добро и зло на конкретных примерах. Потому что семейный дар такой семейный, достанет даже если им принципиально не заниматься.

Крестники Анве — темного покровителя Нью-Кройдона, товар штучный, ручная работа и редкий экземпляр, на дороге не валяются. Рано или поздно божество глубин призовет тех, кому покровительствует. И незнание закона не освобождает от ответственности, равно так же как и от наследства и наследственности. Ева, например, очень похожа по характеру на дедушку. Вот честное слово, как срисовали. Разве что Еву безмерно любили, и в конце концов, эта любовь позволила ей взять себя в руки и хоть как-то исправить случившиеся.

Ей точно так же свойственен деспотизм в любви и нежелание считаться с тем, что хочет для себя другой человек. В начале третьей части для нее существует только одно: «Я хочу», за что она и расплатилась полной мерой. Кстати, у Евы абсолютно прекрасный младший брат, который, тем не менее, успешно вправляет ей мозги и ставит на место поехавшую этику. Алан время от времени напоминает сестре, что помимо «хочу» есть еще и «надо», с которым никто, кроме нее не справится. И что если уж тебе выписали почти божественное могущество оптом, то желательно не только брать, но и отдавать так же щедро. И история Евы — это история о непройденном искушении и обуздании собственных страстей.

То есть, опять же, человечность это не только наши дела и поступки, но и мера раскаянья и желание работать над собой, и ошибками, которые едва не сломали все, что могли. Самопожертвование так или иначе всегда окупается. И за эту мысль спасибо автору.

Во второй части действует мой любимый персонаж — «Крысобой» главнокомандующий Уильям Раттлер. На мой взгляд, образец не плоского положительного героя. «Крысобой» умел расставлять приоритеты, жил так, как считал нужным, честно служил империи, до последнего пытался вправить мозг императору, и более того, умер за тех, кого любил. Не самая плохая жизнь и хорошая смерть, как бы кощунственно это не прозвучало.

На его примере, кстати, отлично видно, что человека определяет выбор, которую он делает каждую минуту. Недаром, кстати, одного из детей Бет и Брендона зовут Уильям. То есть, это не только дань уважения и любви, но и своеобразное бессмертие.

Отдельно прекрасна работа автора с символическим и лейтмотивным пластом текста. Это и океан как стихия, и как память, и как метафора души, как место, в котором зародилась жизнь, и которое несет смерть. Сюда же, мне кажется, следует отнести мотив танца и песни. Ведь почти все Баллантайны одарены музыкально, не раз поминается красивый, чувственный баритон Байрона, и высокий, хрустальный, и в то же время, разящий, как стальной клинок, голос Элизабет. Она зарабатывает себе на жизнь пением, а момент, когда она поет песню «Lilium», в основе которой лежит католическая молитва, наверное, один из сильнейший в романе.

И если первая часть — это история об отношениях творения и творца, жутко болезненных и зависимых, и о том, в какой кошмар человек может превратить свою жизнь, то вторая это уже выход на социальный уровень. Тут тебе и вопросы принятия Иного, и отношения живых и перерожденных, и человеческое великодушие пополам с корыстью и безжалостностью. На примере Крысобоя, кстати, отлично видно, что хороший человек это не тот, который умеет молча выполнять приказы, а тот, кто живет предельно осмысленно и не боится идти против течения, отлично при этом понимая всю тяжесть последствий, и то, что поступок возможно, будет стоить ему жизни.

Здесь в полный голос звучат мотивы рождения и смерти, и все происходящее напоминает пир во время чумы. Третья часть — это переход на метафизический уровень и врачевание несчастного мира, которое, надо сказать, попахивает лавкрафтщиной.

В очередной раз затрагивается тема волшебства и чуда, цены, которую за него приходится платить, расплаты и воздаяния. И кстати сказать, в третьей части, несмотря на вудуистко-лавкрафтианские пляски есть фигура умолчания, которая объемлет все и спасает все, стоит только протянуть руку и перестать играть в одни ворота.

Даже из пасти недоброго хтонического божества можно вытащить себя за волосы, было бы только желание и воля. В общем, у романа офигенно правильный финал. Все началось с чудовищной, кошмарной ошибки, и все закончилось ее исправлением. Полная закольцовка символов и возвращение на круги своя. Нельзя людей превращать в свои игрушки, потому что это закончится очень и очень плохо в первую очередь для самого кукловода. Человек не может и не должен играть в Бога, потому что получается либо бездарное актерство, либо обезьяничанье."
Tags: литература, отзывы, роман, счастье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments