Лисо (anna_semirol) wrote,
Лисо
anna_semirol

Что-то детки вспомнились...

2F5rpWJqKYI

Двери трёх квартир на этаже оказываются незапертыми. Жильцы поспешно покинули их, услышав сигнал к эвакуации. Этьен проходит к окну, выглядывает на улицу, коротко ругается по-французски и спешит к детям.
- Привал, герои. Пойдёмте со мной. Нам необходим хотя бы час отдыха.
Они забиваются в брошенную квартиру, стаскивают мокрую одежду. Этьен заворачивается в найденный плед, загоняет детей в кровать, укрывает двумя одеялами. Снимает с пояса флягу с коньяком.
- По большому глотку. Иначе простудитесь и заболеете.
Близнецы послушно отпивают, закашливаются, краснеют.
- Гадость! – вопят они наперебой.
- Лекарство, - строго возражает Этьен и хмурится: - Ну-ка, быстро оба руки показали!
Сибил и Уильям переглядываются и нехотя кладут руки поверх одеяла. Пододеяльник тут же пропитывается алым. С маленьких ладоней стекают тягучие тёмно-багровые капли.
- Лоа всемогущие… Где вы так поранились?
- Надо было рисовать, - отвечает Уильям. – Быстро. Нам было нечем.
- Но там были стёкла, - робко добавляет Сибил.
Этьен качает головой, рвёт на узкие полосы чистую простынь. Садится на кровать, осматривает порезы на ладонях детей. Смачивает коньяком кусок ткани, быстрыми движениями промокает ранки Уильяма.
- Щиплет! – сквозь зубы шипит мальчишка.
Сибил, видя реакцию брата, пугается. Забивается в угол кровати, прижимает кулачки к груди.
- Этьен, не надо! Мы друг друга полечим, это заживёт очень скоро! - умоляет она.
Он пытается улыбнуться, закрепляя виток импровизированного бинта на запястье Уильяма.
- Я знаю, что вы особенные и можете друг друга лечить. Но сейчас у вас слишком мало сил. Давай лапки, надо обезопасить тебя от инфекции.
- Нет-нет-нет! – испуганно твердит девочка, готовясь заплакать.
- А если оставить, как есть, руки придётся отрезать, - вздыхает Уильям. – И пришить механические, как у папы. А они тяжёлые…
Довод брата действует на Сибил лучше всяких уговоров. Она протягивает руки Этьену, жмурится и отворачивается. Две минуты – и девочка хмуро рассматривает перебинтованные ладони.
- Попить или поесть хочет кто-нибудь? – устало спрашивает Этьен.
Близнецы зевают, выводят нестройное «Нее-еее-еет», обнимаются под одеялом и засыпают почти мгновенно.
- Я просто закрою глаза. На пару минут, - бормочет Этьен, устраиваясь в кресле рядом с ними.
И проваливается в сон, лишь смежив веки.
Будит его Сибил. Сидит на корточках рядом, гладит ладонью по заросшей щетиной щеке.
- Ты плакал, - сообщает она взволнованно. – Я всегда думала, что настоящие мужчины не плачут. У тебя что-то болит?
- Нет, всё в порядке. Просто сны. Как ты себя чувствуешь?
Девочка пожимает плечами, кутается в одеяло.
- Этьен, время может остановиться?
Он садится, трёт ладонью заспанные глаза, поправляет на себе плед.
- Всё относительно. Для нас, скорее всего, не может. Хотя я верю, что оно способно менять ход. Древние индейцы верили, что если дышать медленнее, время замедлится тоже. Кстати, где Уильям?
- Пошёл в туалет. Скажи, когда мы играем и возвращаемся на Перекрёстки, время идёт обратно?
- Нет, малышка. Здесь иное. Вы не поворачиваете время вспять, вы создаёте иную вероятность. Пускаете поезд событий по другой дороге. Но когда вы оказываетесь на Перекрёстке, оно, судя по всему, замедляется. Ровно настолько, сколько хватает вам для перевода стрелки.
- Какой стрелки? – любопытствует Сибил, устраиваясь у Этьена на коленях.
- Ну, некой абстрактной стрелки. Железнодорожные рельсы себе представляешь? Ну вот, там, где рельсы расходятся, и поезд может поехать направо или налево, есть стрелка. Это небольшой направляющий рельс, от положения которого зависит, куда повернёт поезд. Вот вы с Уильямом умеете передвигать эти стрелки.
- И ты умеешь.
- Нет, я не умею. То, что я вам с муравьём показывал – просто фокус. Он среагировал на тональность звука и чуть изменил направление.
- Но это же тоже вероятность, не?..
- Не, - передразнивает девчонку Этьен. – Мне сложно доказать здесь и сейчас, что вы с Уильямом способны изменять события, вернувшись в точку ветвления вероятностей. Это всё потому, что я нахожусь в произошедшем уже после того, как вы её изменили. Я не знаю, не помню, как всё случилось в естественном ходе вещей. Это свойство человеческого восприятия.
В комнату тихо заходит Уильям в длинной мужской рубахе с закатанными рукавами. Смотрит на Этьена грустно, хочет что-то сказать, но сестра опережает его:
- Не говори ему, не надо.
- Он всё равно поймёт.
(с)

Кто-нибудь рискнёт угадать, что за дитя на фотке? :)
Tags: литература, моё, ретроспектива
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments